7.11.2019 после окончания Божественной Литургии в русской Гефсиманской обители святой равноапостольной Марии Магдалины на могиле приснопоминаемой игуменьи Марии (Робинсон), духовенство обители иеромонах Мисаил (Минин) и иеромонах Феодор (Кирикэ) отслужили панихиду, за которой тепло и сердечно молились насельницы монастыря, для которого столь много подвизалась первая настоятельница Матушка Мария, прихожане и паломники.

Игуменье Марие – вечная память!

 

 

…В начале 1932 в одном из домиков Русской Гефсимании, поселились две англиканские монахини, шотландки по происхождению, Стелла Робинсон и Катрин Спрот, решившие посетить город по пути из миссионерской поездки в Индию. Пребывание в Святой Земле, общение с сестрой Валентиной и владыкой Анастасием изменило их жизнь. Видя бедственное положение Русской Гефсимании и участка в Вифании они захотели помочь. Так началось бескорыстное сотрудничество инославных монахинь с Русской Духовной Миссией в Палестине.

Обе шотландки, будучи родом из влиятельных семейств, заручились поддержкой английских властей в Палестине, что в значительной степени распространилось и на миссию. Власти, по мере возможностей, стали содействовать русским. Большую роль сыграло и то, что гефсиманский храм оказался усыпальницей внучки английской королевы Виктории, сестры последней русской царицы, Великой княгини Елисаветы Фeдоровны, на чем Стелла Робинсон сделала акцент в общении с британской администрацией.

Деятельность по созданию православной обители сблизила англиканских монахинь с православными. Они стали посещать богослужения в храме Марии Магдалины, сестра Валентина помогала им в изучении русского и церковнославянского языков. В сентября 1933 г. обе сестры присоединились к православию, при этом им возвратили имена, полученные в крещении – Мария (Марион) и Александра (Аликс).

Вскоре, с благословения владыки Анастасия, в Вифании было основано общежитие. Возглавила общину сестра Мария. В августе 1934 года в храме св.Марии Магдалины, с. Мария была пострижена в монашество с сохранением своего имени. Через три месяца владыка Анастасий совершил постриг сестер Александры (Спрот) и Валентины (Цветковой), соответственно с именами Марфа и Варвара. В Гефсимании, по замыслу владыки Анастасия, сестры должны были заниматься внутренним деланием, подобно евангельской Марии, в Вифании же – служением ближнему, как Марфа. Монахиню Марию назначили заведующей русским гефсиманским участком в Иерусалиме и хранительницей усыпальницы Великой княгини Елисаветы Федоровны и инокини Варвары. В Гефсимании ей в помощь определили монахиню Варвару, в Вифании – монахиню Марфу. Так началась малая обшина. Осенью 1936 года, монахиня Мария была возведена в сан игумении.

Жизнь молодой обители во время начавшейся в 1939 г. Второй мировой войны была трудной, но благодаря матушке Марии, которая все причитавшееся ей наследство переводила на монастырь, а также поддержке родных монахини Марфы, материальная помощь не иссякала. Все это время игумения Мария искала возможность списаться с митрополитом Анастасием (отбывшим в Европу в 1935м, а с 1936го года возглавлявшим Синод РПЦЗ) – первое известие, через Красный Крест, придет от него только в 1944 году. Однако в Гефсимании продолжались церковные службы по уставу Русских Православных монастырей — под руководством архим. Серафима (Седова).

Война и разгром Германии в очередной раз перекроили карту мира, вызвав вынужденное перемещение множества людей. Женские монастыри на Святой Земле, в том числе и Гефсиманская обитель, пополнились насельницами – в основном, из Бессарабии, а также из лагерей для перемещенных лиц в Европе.

В 1948 году прекратился британский мандат в Палестине, в мае того же года началась арабо-израильская война, изменившая существующий порядок в регионе. Повсюду велись военные действия. Матушке Марии и мать Марфе, как британским подданным, неоднократно предлагалось вернуться на родину, но они наотрез отказались. Врата Вифании и Гефсимании открылись русским и арабским беженцам, которых было немало – в Русской Гефсимании заселены были даже пещеры. Службы в храме не прекращались.

Война вызвала раздел Иерусалима и Палестины между новообразованным государством Израиль и Иорданией. К тому времени у Сталина появился стратегический интерес к странам Ближнего Востока, и советская администрация заявила о своих правах на церковное имущество царской России в Палестине. Правительство израильского государства, на чьей территории оказалось большинство земель, в свое время приобретенных архим. Антонином для Русской Духовной Миссии, все эти годы сохранявшихся измученными, лишенными родины русскими людьми, пошло навстречу пожеланиям СССР. Начались настойчивые попытки уговорить и правительство Трансиордании передать Москве русские участки. Давление оказывалось и через Иерусалимского патриарха, который пытался влиять на тогдашнего начальника РДМ, убежденного монархиста архим. Антония (Сенкевича). Несмотря на непреклонность иорданского королевского дома в этом вопросе, положение русских обителей на Елеоне и в Вифании было сложным.

На Елеоне, 1954 г., справа-налево: архим.Димитрий (Биакай), мон.София (Крылатова), игумения Тамара, архим.Антоний (Батошевич) будущий архиеп. Женевский, епископ Женевский Леонтий (Бартошевич). Константин Студенцов, художник из Брюсселя, гефсиманская игумения Мария (Робинсон).

Игумения Мария опасалась за судьбу общины и вверенных ей гробниц с останками новомучениц Елисаветы и Варвары. Для обсуждения создавшегося положения она в сопровождении монахини Варвары отправилась в Лондон; оттуда наконец–то удалось поехать в Мюнхен к митрополиту Анастасию. Связь с руководством РПЦЗ восстановилась, вскоре на Святую Землю был прислан архимандрит Димитрий (Биакай), назначенный духовником Вифанской общины, а позже начальником Миссии. Вместе с ним прибыло и пополнение — группа сестер из Европы.

С момента образования общины, «нижний» дом на участке Русской Гефсимании перестали сдавать в аренду – в нем разместили игуменскую, сестринские кельи и канцелярию. Чуть выше возвели еще одно здание с четырьмя большими кельями (ныне это гостиница), в которых тоже разместились сестры. Кроме того, сестры жили и в нижних помещениях под храмом.

После 1948 года материальное иерусалимских женских обителей, оставшихся под омофором Русской Зарубежной церкви, осложнилось тем, что они лишились части дохода, выручаемого прежде от сдаваемых в аренду русских построек – теперь они отошли государству Израиль. Средствами содержания общины в то время была помощь от Синода РПЦЗ, частные пожертвования паломников, а также заработок сестер иконописью, вышиванием, ткачеством, переводами и уроками. Основой же по-прежнему оставались личные средства игумении Марии и монахини Марфы.

Но появились и новые возможности. Принадлежность монастырских территорий Иорданскому Королевству открыла населению русских обителей дорогу в Иорданию и соседние с ней страны, трудно досягаемые прежде, во время Британского мандата. На Ближнем Востоке того времени существовало много христианских общин, в том числе православных. Благодаря личной дружбе с Митрополитом Ливанским Илией (Карам), возникшей еще в 1939 году (ссылка на раздел Святыни) игумения Мария и монахиня Варвара могли теперь регулярно посещать Бейрут с целью сбора пожертвований на обитель. Ездили матушки также в Сирию и Заиорданье, где их знали и хорошо принимали.

Гефсиманская, она же Вифанская обитель, продолжала благородное и богоугодное дело евангельских Марфы и Марии, а также Великой княгини Елисаветы Федоровны. Молодые образованные сестры – русские и арабки — вместе работали в монастырской школе по образованию арабских девочек, трудились на миссионерском поприще, защищая православие на Святой Земле, издавали миссионерский листок на арабском языке, который с благословения Блаженнейшего патриарха Тимофея рассылался по местным приходам и православным храмам других государств Ближнего Востока. Кроме того, вели обширную корреспонденцию с разными странами мира, совершали поездки религиозно-просветительского характера в православные селения Палестины, устанавливали контакты с местными приходами. В дни Страстной Седмицы и Пасхи Вифания принимала под свой кров и греческих паломников, с которыми поддерживалось дружеское общение и переписка.

В начале 50-х по благословению митрополита Илии в Ливане открылась женская монашеская обитель. Ее будущие насельницы больше года провели в Вифанской общине, приготовляясь к монашескому служению. Вифанская школа дала православному миру много благочестивых монахинь-арабок. Они рассеялись по всему свету: Чили, Аргентина, Франция, Англия, Греция. В Чили ими была основана монашеская община по подобию Вифанской – с детским приютом в память св. Иоанна Кронштадского, в Лондоне – Благовещенская обитель. И конечно, многие из них пополняли женские монастыри Елеонской горы.

В 1969 году отошла ко Господу первая настоятельница обители игуменья Мария.

По материалам сайта:    http://russgefsimania.com/text_page/gefsimania/history_article.html

 

 

Tags: , , , ,