Автор: иерей Роман Гультяев

«Как бы в награду за ее земной подвиг и особенно за ее любовь к Святой Земле ее мученическим останкам суждено почивать у самого места Страданий и Воскресения Спасителя… Сама почившая мученица не могла бы выбрать лучшего места для своего упокоения. Здесь все отвечает ее духу: золотые главы храма, играющие на солнце среди зеленых маслин и кипарисов, его художественное внутреннее убранство, запечатленное вдохновением Верещагина, и самый характер св. изображений, как бы насквозь проникнутых Воскресением Христовым»

Митрополит Анастасий (Грибановский) Гефсимания, 1936

Великая княгиня Елисавета Феодоровна и её келейница Варвара Яковлева (первая слева). Лазарет при Марфо-Мариинской обители. 1915 г.

Приняв мученическую кончину на Урале, в Алапаевске, великая княгиня Елисавета Феодоровна и ее келейница  Варвара Яковлева пребывают мощами в Иерусалиме, в храме Марии Магдалины в Гефсиманском Саду. Изучая историю жизни и мученической кончины этих удивительных русских святых, мало кто задумывается о том, почему их мощи  оказались именно на Святой Земле. Тщательное исследование этого вопроса показало, что в перенесении мощей из Алапаевска в Иерусалим явным образом проявился промысел Божий.

В 2021 году исполняется 100 лет со дня перенесения в Иерусалим мощей преподобномучениц Алапаевских. Учитывая эту юбилейную дату Священный Синод Русской Православной Церкви Заграницей указом от 11/24 июля 2020 г. постановил праздновать день перенесения мощей 17/30 января со внесением этой даты в церковно-богослужебный календарь Русской Православной Церкви Зарубежом. 

7 мая 1918 года великая княгиня Елизавета Фёдоровна была арестована в Марфо-Мариинской обители в г. Москве и выслана в Пермь, откуда позже её  перевезли в Екатеринбург, куда были доставлены царь, царица с детьми и  другие члены царской семьи. Уральские большевики поняли, что в городе собирается слишком большая «концентрация» Романовых и решили часть из них «рассредоточить» по другим местам — так 20 мая все князья и их окружение были перемещены в Алапаевск в 140 км от Екатеринбурга.

21 июня, после инсценированного большевиками «побега», великий князь Михаил Александрович был расстрелян в лесу под Пермью.  В ночь с 17 на 18 июля в подвале ипатьевского дома были расстреляны Николай II и члены его семьи. На следующий день были убиты великая княгиня Елизавета Федоровна, ее келейница Варвара Яковлева, великий князь Сергей Михайлович, князья императорской крови Иоанн, Игорь и Константин Константиновичи, князь Владимир Палей и управляющий делами Сергея Михайловича Ф. С. Ремез. Их тела были сброшены в шахту у Верхне-Синячихинского завода.

Расследование тройного убийства Романовых в Пермской губернии началось сразу после того, как части Белой армии взяли Екатеринбург (24 июля) и  Алапаевск (28 сентября). Были начаты поиски в окрестностях Синячихинской шахты и рудника. 19 октября была найдена фуражка одного из великих князей, а затем и сами тела, которые в течение четырёх дней извлекали из шахты: 21 октября — Фёдора Ремеза; 22 октября — инокини Варвары и князя Владимира Палея; 23 октября — князей Константина Константиновича и Игоря Константиновича и великого князя Сергея Михайловича; 24 октября — великой княгини Елизаветы Фёдоровны и князя Иоанна Константиновича[1]Фомин С. Алапаевские мученики: Убиты и забыты // Интернет-ресурс «Русская линия», Дата обращения 10 сентября 2020 … Continue reading.  

Тела Иоанна Константиновича и Елизаветы Фёдоровны

После извлечения тел из шахты было проведено их медицинское освидетельствование и судебно-медицинское вскрытие. Помощник Верховного уполномоченного Российского правительства на Дальнем Востоке В. А. Глухарев сообщал: «Тело великой княгини Елизаветы Федоровны, несмотря на то, что все тела находились в шахте в течение нескольких месяцев, было найдено совершенно нетленным; на лице Великой Княгини сохранилось выражение улыбки, правая рука была сложена крестом, как бы благословляющая»[2]Стегний П. «Скитоначальник» Жизнь и судьба игумена Серафима (Кузнецова). М., Индрик, 2017. С. 134  На груди Елизаветы Федоровны покоился завернутый в бумагу образок, обрамлённый драгоценными камнями с надписью на нем «13 апреля 1891 года» — дата принятия великой княгиней православия[3]Фомин С. Там же.

Тела мучеников, поднятые из шахты, на кладбище возле Екатерининской церкви. Алапаевск, октябрь 1918 года

После вскрытия тела омыли, одели в чистые белые одежды и поместили в деревянных гробах, внутри которых были футляры из кровельного железа. Гробы были поставлены в кладбищенской церкви Алапаевска, и у них совершались панихиды и читалась неусыпаемая псалтырь.  Затем тела поместили в склеп, устроенный в южной стороне алтаря Свято-Троицкого собора, где они оставались восемь месяцев, до июля 1919 года[4]Расследование цареубийства / Сост. В. И. Прищеп и А. Н. Александров. — М., 1993. — С. 272.

Из Алапаевска в Читу

К этому времени окончательно выяснилось, что пермский прорыв белой армии осенью 1918 года был лишь временным успехом. К лету 1919 года Красная армия перешла в наступление по всему фронту от Самары до Вятки.

Следователь по особо важным делам Николай Соколов (1882-1924) 

7 июля 1919 года следователь Н. А. Соколов, руководитель комиссии по расследованию екатеринбургского, алапаевского и пермского убийств, получил от главнокомандующего колчаковскими войсками генерал-лейтенанта М. К. Дитерихса предписание «вывезти из города Алапаевска на станцию Ишим, Омской железной дороги, останки алапаевских мучеников». Ему было предоставлено право «требовать от всех военных и гражданских чинов полного содействия к выполнению сего приказания»[5]Стегний П. Там же С. 137. Н. А. Соколов поручает (по согласованию с М. К. Дитерихсом) сопровождение алапаевских гробов игумену Серафиму (Кузнецову), настоятелю Серафимо-Алексеевского скита Белогорского Свято-Николаевского монастыря.

Игумен Серафим (Кузнецов)

В книге игумена Серафима «Мученики христианского долга» подробно описан весь путь, который ему было суждено совершить, сопровождая гробницы  мучеников из Алапаевска в Иерусалим. Как пишет П.В. Стегний в своей книге «Скитоначальник» о судьбе игумена Серафима, «складывается впечатление, что он подключился к следствию на очень раннем этапе, возможно, присутствовал при подъёме тел»[6]Стегний П. Там же С 136.. Сложность задачи, стоявшей перед игуменом Серафимом, усугублялась тем, что действовать надо было быстро. Погрузив гробы в товарный вагон, о. Серафим выехал из Алапаевска 14 июля. А на следующий день, 15 июля, город был взят частями Красной армии.                              

О трудностях, которые поджидали игумена Серафима в пути, мы можем судить по его докладу, направленному из Пекина М. К. Дитерихсу и атаману Г. М. Семенову. Он был частично опубликован помощником Н. А. Соколова Павлом Булыгиным в берлинском эмигрантском журнале «Двуглавый орел» в 1921 году.

«От Алапаевска до Тюмени ехал один с гробами десять дней, сохраняя свое инкогнито, и никто не знал в эшелоне, что я везу восемь гробов. Это было самое трудное, ибо я ехал без всяких документов на право проезда, а предъявлять уполномочия было нельзя, ибо тогда бы меня задержали местные большевики, которые, как черви, кишели по линии железной дороги. Когда я прибыл в Ишим, где была ставка Главнокомандующего, то он не поверил нам, что удалось спасти тела, пока своими глазами не убедился, глядя в вагоне на гробы. Он прославил Бога, и был рад, ибо ему самому лично жаль было оставлять их на поругание нечестивых. Здесь он дал мне на вагон открытый лист как на груз военного назначения, с которым мне уже было легче ехать и сохранять свое инкогнито. Предстояла еще опасность в Омске, где осматривали все вагоны. Но Бог и здесь пронес нас, ибо наш вагон, вопреки правил, прошел без осмотра. Много было и других разных опасностей в пути, но всюду за молитвы великой княгини Бог хранил и помог благополучно добраться до Читы, куда прибыл 16/29 августа 1919 года. Здесь тоже злоумышленниками было устроено крушение, но наш вагон спасся по милости Божией. В Чите при содействии атамана Семенова и японских военных властей гробы в глубокой тайне были перевезены в Покровский женский монастырь, где почивали шесть месяцев в келии, под полом, где я в это время жил. От Алапаевска до Читы ехал 47 дней. Несмотря на то, что гробы были деревянные и протекали, особого трупного запаха не было, и никто, ни один человек не узнал за это время, что везу я в вагоне, в котором ехал я еще с двумя своими послушниками, которых взял в Тюмени».

Два послушника, о которых упоминает игумен Серафим, — это Максим Григорьевич Канунников и Серафим Димитриевич Гневашев, иноки Серафимо-Алексеевского скита, ожидавшие его в Тюмени. Они сопровождали игумена до Иерусалима и там некоторое время — до конца 1923 года — жили с ним в церкви св. Марии Магдалины, где упокоились мощи Елизаветы Федоровны и её келейницы Варвары.

Богородицкий (Покровский) женский монастырь в Чите

29 августа тела царственных мучеников прибыли в Читу. Верховную власть здесь осуществлял атаман Г. М. Семенов, главный начальник Приамурского края, с февраля 1920 года Главнокомандующий войсками и походный атаман всех казачьих войск Российской восточной окраины. Восемь гробов при содействии атамана Г. М. Семенова перевезли в Богородицкий (Покровский) женский монастырь, где поместили под полом барака, в котором поселился игумен Серафим с послушниками.

Впоследствии сестра великой княгины Елизаветы Федоровны принцесса Виктория Баттенбергская в письме брату Эрнсту из Порт-Саида приводила следующий рассказ игумена Серафима «Когда гробы надо было скрыть на несколько месяцев, прежде, чем они могли покинуть Сибирь, они были спрятаны в женском монастыре, так как это было необходимо; тело нашей Эллы не было подвергнуто тлению, только высохло. Монахини обмыли его и переменили погребальные одежды на монашеское одеяние. И таким образом она теперь одета так, как она хотела быть, так, как она всегда собиралась, как она говорила раньше — совершенно уйти из мира и закончить свои дни как монахиня, после того, как её дом (Марфо-Мариинская обитель. — П. Стегний.) был бы окончательно устроен»[7]Миллер Л. Святая мученица Российская великая княгиня Елизавета Федоровна   С. 220. Цит. по: Стегний П. С. 139.

О секретности, которой было окружено пребывание тел алапаевских мучеников в Богородицком монастыре в Чите, свидетельствует и следующий эпизод. «Митрополит Нестор (в то время епископ Камчатский Нестор (Анисимов). — П. С.) приехал в Читу, город на границе с Китаем, чтобы оттуда эмигрировать. Он служил на родине последнюю литургию в соборе, где тайно, под спудом, были погребены тела алапаевских мучеников. Но об этом никто, кроме настоятеля, не знал. Во время совершения малого входа все священнослужители выходили из алтаря на середину храма с Евангелием, дикирием, трикирием и рипидами. Митрополит Нестор стоит посреди храма в приготовленном для него амвоне. В это время владыка видит, как из левого придела выходит, как живая, Елизавета Федоровна. Молится перед алтарем и последней подходит к нему. Он ее благословляет. Все переглядываются, кого он благословляет? Пустое место? Никто ничего не видит. “Владыко, малый вход!” Но владыка Нестор никого не слышит. Радостный, сияющий он входит в алтарь. В конце обедни он говорит настоятелю: “Что же ты скрываешь, Елизавета Федоровна жива! Все неправда!”. Тогда настоятель заплакал: “Какой там, жива! Она лежит под спудом. Там восемь гробов”. Но владыка не верит: “Я видел ее живой!”»[8]Стегний П. С. 140.

Из Читы в Пекин

Между тем к весне 1920 года обстановка серьезно обострилась. Белые отступали из Сибири и Забайкалья. М. К. Дитерихс, оказавшись в Чите, распорядился вывезти тела алапаевских мучеников в безопасное место, в Китай. Материальную помощь в перевозке оказала бывшая жена атамана Семёнова Мария Михайловна[9]Мария Михайловна выехала из Читы вместе с игуменом Серафимом, посетила Пекин, а затем направилась в Святую … Continue reading.

Путь по Китайско-Восточной железной дороге, находившейся тогда под фактическим тройным контролем белогвардейских, китайских и японских войск, был не менее рискован, чем по охваченной гражданской войной Сибири.

«До станции Хайлар, — пишет о. Серафим в своем докладе, направленном из Пекина М. К. Дитерихсу, — я доехал без всякой охраны, инкогнито, благополучно. Здесь же на несколько дней власть переходила во власть большевиков, которые мой вагон захватили, вскрыли гроб Иоанна Константиновича и хотели над всеми совершить надругание. Но мне удалось быстро попросить китайского командующего войсками, который немедленно послал свои войска, которые отобрали вагон в тот самый момент, когда они вскрывали первый гроб. С этого момента я с гробами находился под охраной китайских и японских военных властей, которые отнеслись весьма сочувственно, охраняли меня на месте и во время пути».

В Харбине, постепенно превращавшемся в центр русской эмиграции в Азии, останки алапаевских мучеников встретили выехавший из Читы раньше епископ Камчатский Нестор (Анисимов) и посланник Временного правительства в Китае князь Николай Александрович Кудашев.При нём в Харбине гробы были вскрыты для опознания и был составлен протокол.

8 апреля поезд выехал из Харбина в Пекин. Вот как описывает начальник Русской Духовной Миссии в Китае архиепископ Инокентий (Фигуровский)  встречу мощей мучеников в Пекине:

«16 апреля, в пасхальную пятницу, в 2 часа утра вагон с гробами прибыл на главный вокзал г. Пекина; а в 8 часов был передан на площадку Аньдинминских ворот. Здесь прибытие вагона с останками великих князей ждал крестный ход Духовной Миссии во главе со мной. Никто из представителей посольства на встречу не явился. Бросалось в глаза также отсутствие русских резидентов, проживающих в Пекине. Даже некоторые духовные лица, проживавшие в стенах Миссии, пытались уклониться от встречи, но под угрозой выселения из Миссии вынуждены были принять участие. Зато много было китайцев. День выдался тихий и солнечный. Тихо подошел поезд к площадке и остановился. Мы вошли в вагон и были поражены. Вагон с останками царственных мучеников оказался простым товарным вагоном, грязным, не убранным даже внутри. Гробы были простые деревянные и грязные. Не видно было никакого проявления уважения к останкам мучеников. В вагоне не было ни аналоя, ни икон. Все это производило удручающее впечатление. Всем стало стыдно за тех, кто допустил такую небрежность. Удрученные всем увиденным, мы постарались поскорее вынести гробы из вагона и в сопровождении Крестного хода внести их в церковь преп. Серафима Саровского на миссийском кладбище. Когда гробы с останками Царственных мучеников были внесены в церковь, и когда раздалось пение тропаря «Да воскреснет Бог», настроение наше резко изменилось, и на душе стало радостно. Верилось, что Господь не допустит окончательной гибели России, и Россия вновь восстанет в прежнем величии и мощи, славя Воскресшего из мертвых»[10]Иннокентий (Фигуровский), митрополит. Как останки Царственных мучеников оказались в столице Китая // … Continue reading.

Гробы Алапаевских мучеников в Пекине. 16 апреля 1920 г.

16 апреля 1920 года мощи были перенесены в церковь Серафима Саровского на кладбище, располагавшемся к северу от территории Русской духовной миссии за Аньдинмыньскими воротами в 2 км от города. После совершения заупокойного богослужения 8 гробов опечатали печатями Русской духовной миссии и разместили в одном из склепов на территории кладбища. Вскоре на деньги атамана Г. М. Семенова под алтарём церкви был устроен склеп, в который и поместили тела алапаевских мучеников.

Часть 2 >>>

Примечания

1Фомин С. Алапаевские мученики: Убиты и забыты // Интернет-ресурс «Русская линия», Дата обращения 10 сентября 2020 г.
2Стегний П. «Скитоначальник» Жизнь и судьба игумена Серафима (Кузнецова). М., Индрик, 2017. С. 134
3Фомин С. Там же
4Расследование цареубийства / Сост. В. И. Прищеп и А. Н. Александров. — М., 1993. — С. 272.
5Стегний П. Там же С. 137
6Стегний П. Там же С 136.
7Миллер Л. Святая мученица Российская великая княгиня Елизавета Федоровна   С. 220. Цит. по: Стегний П. С. 139
8Стегний П. С. 140
9Мария Михайловна выехала из Читы вместе с игуменом Серафимом, посетила Пекин, а затем направилась в Святую землю, где вышла замуж за младшего сына Хана Хусейна Нахичеванского.
10Иннокентий (Фигуровский), митрополит. Как останки Царственных мучеников оказались в столице Китая // Царский вестник. 1931. No 128. С. 5. Цит. по: Стегний П. Там же С. 142

 

Tags: