Автор: иерей Роман Гультяев

Часть 1 >>>

Из Пекина в Иерусалим

Несколько месяцев спустя английское посольство в Пекине получило распоряжение о перевозке тела великой княгини Елизаветы Федоровны в Иерусалим.

Принцесса Виктория Баттенбергская в гостях у великой княгини Елизаветы Федоровны в Марфо-Мариинской обителиПринцесса Виктория Баттенбергская в гостях у великой княгини Елизаветы Федоровны в Марфо-Мариинской обители

Решение об этом было принято после того, как принцесса Виктория Баттенбергская окончательно убедилась в гибели родной сестры. Сведения об участи алапаевских узников, поступавшие в Европу, были на первых порах весьма противоречивы, в том числе в связи с кампанией дезинформации, которая велась советскими властями, сообщившими сразу же после убийства о «похищении» великих князей и Елизаветы Федоровны группой монархически настроенных офицеров. Но весной 1920 года в одном из иллюстрированных английских журналов была опубликована фотография, сделанная сразу же после извлечения ее тела из шахты.

Крестный ход во время освящения храма св. Марии Магдалины.Крестный ход во время освящения храма св. Марии Магдалины, на котором присутствовали великий князь Сергей Александрович с супругой великой княгиней Елизаветой Фёдоровной. Иерусалим 1 октября 1888 г.

Сомнений больше не оставалось, и Виктория  принимает решение о переносе останков сестры в спокойное безопасное место. В качестве такого места она выбирает храм св. Марии Магдалины в  Гефсимании. Причины очевидны: Елизавета Фёдоровна присутствовала вместе с мужем на освящении этого храма в 1888 году. Она любила его еще и потому, что он был посвящен памяти еще одной Дармштадской принцессы, связавшей свою жизнь с Россией, — императрицы Марии Александровны, супруги императора Александра II и матери ее мужа, великого князя Сергея Александровича. Кроме того, после убийства её мужа в 1905 г. Елизавета Фёдоровна на протяжении многих лет занимала пост председательницы Императорского Православного Палестинского Общества. Перевоз останков Елизаветы Федоровны и её келейницы Варвары в Иерусалим, находившийся после Первой мировой войны под английским мандатом, не представлял особых политических и технических сложностей для её сестры принцесы Виктории.

В своей книге «Мученики христианского долга»  игумен Серафим так описывает эти события: «Когда принцесса Виктория Федоровна узнала о кончине своей августейшей сестры, великой княгини Елисаветы Феодоровны, то пожелала перевезти её тело вместе с гробом послушницы Варвары в Иерусалим. Виктория Федоровна просила меня сопровождать гробы. Оставшиеся в Пекине 6 гробов при акте я сдал начальнику Миссии епископу Иннокентию под его непосредственное наблюдение и вручил ему ключи от склепа. Помимо сего лично просил китайского президента иметь попечение о них, который дал свое согласие».

В 1938 г. после оккупации Китая Японией начальник Русской духовной миссии в Пекине архиепископ Виктор (Святин)  получил разрешение пекинских властей на перенос гробов Алапаевских мучеников в склеп храма во имя Всех Святых Мучеников на территории Русской духовной миссии. В 1947 г. в связи с угрозой прихода к власти коммунистического режима, с разрешения архиепископа Виктора наместник Успенского монастыря при Духовной миссии архимандрит Гавриил, под предлогом ремонта храма, совершил захоронение останков Алапаевских мучеников под полом придела апостола Симона Зилота. В 1945 г. храм Святых Мучеников перешёл в юрисдикцию Московской патриархии. Но в 1954 г. после перехода земель Духовной миссии в распоряжение советского посольства, его закрыли. В 1957 г. по распоряжению посла СССР в КНР Ф.Н. Юдина храм снесли, а на его месте разместили детскую площадку и постройки посольства [1]Фомин С. Алапаевские мученики: убиты и забыты (часть 2). Там же.  В период с 22 по 25 февраля 2005 г. на территории посольства России в Пекине были проведены работы по поиску месторасположения фундамента храма Всех Святых Мучеников. Они установили возможное место нахождения подземного склепа, а также из свидетельств рабочих, участвовавших в сносе храма, выяснили, что останки не были тронуты и при сносе здания их засыпали землёй. В настоящий момент останки остаются утраченными. Вместе с тем, согласно сведениям, содержащимся в письме епископа Пекинского Василия на имя Святейшего Патриарха Алексия, при закрытии храмов на территории Миссии все мощи были перенесены в Серафимовский храм на православном кладбище г. Пекина. Позднее это кладбище было реконструировано в Парк Озера молодёжи. Возможно, останки алапаевских мучеников находятся там под площадкой для игры в гольф, где ранее стоял Серафимовский храм[2]Напара Д. Алапаевские Мученики в Пекине.

Из Пекина игумен Серафим выехал 30 ноября 1920 года. В Тяньцзине гробы были перегружены на пароход и отправлены в Шанхай, а оттуда 15 декабря –  морем в Порт-Саид, куда прибыли 26 января 1921 года. Все это время при мощах безотлучно находились игумен Серафим, послушники Максим Канунников и Серафим Гневашев, а также сопровождавший их из Читы член Следственной комиссии А. П. Куликов. «В Порт-Саиде, — пишет о. Серафим, — нас встретили Их Высочества принцесса Виктория Федоровна с супругом принцем Людвигом Александровичем и дочерью принцессой Луизой. Отсюда в одном поезде прибыли в Иерусалим 27 января 1921 года».

Погребение в Иерусалиме

Разрешение на упокоение останков великой княгини Елизаветы Федоровны и её келейницы Варвары принцесса Виктория Баттенбергская получила от английских колониальных властей и Патриарха Иерусалимского Дамиана. Разрешение Патриарха было испрошено через бывшего царского посланника в Египте А. А. Смирнова и Совет царских послов, действовавший в Париже. Патриарх Дамиан, на чьей канонической территории находилась Русская Палестина, включая храм св. Марии Магдалины, дал своё благословение без колебаний[3]Архив Русской Духовной Мисcии, письмо Патриарха Иерусалимского Дамиана маркизе Виктории Милфорд-Хэвен, … Continue reading.

Практическую работу по подготовке места упокоения взяло на себя  Православное Палестинское Общество (ППО), председателем которого до 1917 года оставалась Елизавета Федоровна. Действующий председатель ППО князь А. А. Ширинский-Шихматов дал следующее указание управляющему подворьями ИППО в Иерусалиме Н. Р. Селезневу: «Итак, Господь приводит нашу августейшую председательницу к мирному покою в Гефсиманию! Неисповедимы судьбы Господни! Мне представляется, что Палестинскому Обществу в лице Вашем и Управлению должно принять на себя всю заботу о благоговейном и достойном в Бозе почившей погребении Ея. Если не встретится затруднений и опасений и необходимость не заставит предпринять чрезвычайные меры предосторожности, надлежит особенно тщательно обставить церковную службу. Выбор места погребения в храме также надо весьма обдумать, имея в виду присущую почившей глубокую скромность и всегдашнее её стремление никогда ничего и никого не стеснять, а особенно в храме Божием»[4]Письмо А. А. Ширинского-Шихматова Н. Р. Селезневу от 23 января/5 февраля 1921 г. (Архив при фонде А. К. Глазунова в … Continue reading.  

Железнодорожный вокзал в Иерусалиме начало 20-столетияЖелезнодорожный вокзал в Иерусалиме начало 20-столетия

Поезд с останками великой княгини и её келейницы прибыл на Иерусалимский вокзал ровно в час дня 28 января 1921 года. На перроне его встречали британский губернатор Иерусалима Сторс, представитель Верховного Комиссара лорд Хей, греческое  духовенство, исполняющий обязанности начальника РДМ в Иерусалиме иеромонах Мелетий и русское духовенство, несколько бывших служащих Палестинского Общества и испанский консул, назначенный англичанами представлять русские интересы в Святой Земле, бывшая фрейлина Елизаветы Федоровны Е. Н. Струкова с супругом[5]Екатерина Николаевна Струкова, урожденная Козлянинова, находилась при Елизавете Федоровне 10 лет. В … Continue reading. Встречавшие были представлены принцеcсе Виктории, ее супругу маркизу Милфорд-Хэвен и их дочери Луизе. Затем все прошли к траурному вагону, где находились два деревянных гроба, обитые по швам медью. У гроба великой княгини, на крышке которого была ее фотография в белом одеянии и апостольнике, стояли игумен Серафим, два его послушника и А. Б. Куликов, бывший делопроизводитель при следователе Соколове[6]Воронцов Н. Великая княгиня Елисавета Феодоровна. С. 39.

Под пение «Святый Боже» гробы были вынесены на платформу, где была отслужена панихида. Траурный кортеж в сопровождении полицейских машин направился в сторону храма св. Марии Магдалины. Гробы мучениц везли в двух автомобилях, предоставленных палестинским правительством. За ними в отдельных автомобилях, губернатор, греческое и русское духовенство. Автомобили остановились в виду Львиных ворот. Здесь кортеж встретили сестры Елеонской обители с крестами и хоругвями, множество русских людей, православных арабов. Отслужили литию и двинулись по крутому спуску к церкви Марии Магдалины. Перейдя ложбину, остановились у храма Успения Божией Матери, вновь отслужили литию, сняли гробы с автомобилей и на руках понесли их в гору к церкви. «Были напряженные моменты, когда некоторые женщины, несшие эти гробы, от изнеможения падали, и тяжелейшие домовины начинали качаться на плечах несущих. Тогда падавших моментально заменяли идущие следом. В церкви Марии Магдалины вновь отслужили панихиду»[7]Воронцов Н. С. 39, — вспоминали очевидцы.

Траурная церемония отпевания останков великой княгини Елизаветы Федоровны и ее келейницы Варвары в храме Марии Магдалины в Иерусалиме. 30 января 1921 г.
Траурная церемония отпевания останков великой княгини Елизаветы Федоровны и ее келейницы Варвары в храме Марии Магдалины в Иерусалиме. 30 января 1921 г.

Погребение было назначено на воскресение, 30 января. За остававшиеся полтора дня предстояло определить и обустроить место погребения. Дело осложнялось тем, что храм св. Марии Магдалины построен на горном склоне и имеет уклон с востока на запад (в результате этого в нем нет крипты). С северной стороны храма, на уровне паперти, имелось пять жилых комнат, в которых размещались насельницы Елеонской обители, несшие послушание по его охране и уборке. Вход в них находился там, где сейчас располагается трапезная Гефсиманского монастыря. Попробовали было пробиться в подхрамовые помещения с этой стороны, прошли каменную стену на глубину в один метр, но дальше двигаться не рискнули, опасаясь повредить своды, на которых держался пол храма. Вызвали арабских рабочих, принимавших участие в постройке церкви, они подтвердили существование под престолом помещений и вход в них указали у престола. Однако возобновившиеся утром 29 января работы показали, что в этих помещениях не было бокового входа.

Созвали совет с участием бывшего генерального консула в Иерусалиме А. Ф. Круглова, Н. Р. Селезнева и исполнявшего обязанности начальника Русской Духовной Миссии иеромонаха Мелетия (Розова). Круглов настаивал на устройстве усыпальницы в подалтарных помещениях. Селезнев и Мелетий считали, что её надо устроить в жилой комнате с двумя окнами, в которую имелся боковой вход.

Для разрешения возникших разногласий понадобилось вмешательство  принцессы Виктории, которая «предложила поставить гробы не в темное замурованное пространство под алтарем, а в комнату, куда она сможет свободно войти в любое время». Немедленно приступили к побелке этой комнаты и устройству временных дверей. К вечеру все было готово.

В воскресенье, 30 января, заупокойную литургию служил Патриарх Дамиан при пении елеонских сестер. После панихиды и разрешительной молитвы гробы подняли на руки и перенесли в приготовленную усыпальницу. На них возложили венки и цветы, в том числе от Русской Духовной Миссии, бывших воспитанниц Бейт-Джальской учительской семинарии ИППО, от школ Палестинского Общества, от православных арабских общин. От Совета ИППО — крест из белых живых цветов.

2 февраля принцесса Виктория высказала пожелание не заделывать его наглухо, а поставить прочную, обитую железом дверь и замуровать верхнее окно. Против нижнего окна, выходившего под одну из трех арок, на которых лежит паперть церкви, было решено устроить часовню. В субботу, 5 февраля, обустройство усыпальницы было завершено. Рядом с местом упокоения в комнате, которая до этого занималась елеонскими монахинями, поселился игумен Серафим. В смежной, третьей, комнате разместились Максим Канунников и Серафим Гневашев. Принцесса Виктория приняла на себя все расходы по обустройству усыпальницы и часовни.

9 февраля чета Милфорд-Хэвен отбыла из Иерусалима в Рим. Оставляя Палестину, принцесса подтвердила управляющему подворьями, что «заботу об охране доставленных ею в Иерусалим останков великой княгини Елизаветы Федоровны она принимает на себя до времени, когда Палестинское общество сможет принять эту охрану на свое попечение».

Охрана гробов и надзор за усыпальницей принцесса Баттенбергская поручила игумену Серафиму который был принят в состав Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. У английского Верховного комиссара прицесса Виктория оставила распоряжение, что «гробы с останками великой княгини и инокини Варвары составляют её собственность и без её распоряжения никто не может их никуда перевозить»[8]Стегний П. Там же С. 180.

25 ноября 1923 года по распоряжению принцессы Виктории РДМ в Иерусалиме приняла на себя охрану и общий надзор за усыпальницей. Охрану усыпальницы Елизаветы Федоровны стал нести один из иеромонахов Миссии, поселившийся в церкви Марии Магдалины. С начала 1930-х годов это послушание нес о. Серафим (Седов), в прошлом белый офицер, участвовавший в попытке освобождения царской семьи в Тобольске. После того как в 1937 году в Гефсимании была основана монашеская община Воскресения Христова ей был поручен уход за храмом св. Марии Магдалины, наблюдение за могилами и оказание необходимых почестей упокоенным в храме будущим Новомученицам Российским.

23 февраля 1981 года Архиерейский Синод образовал предсоборную комиссию и решил совершить торжественное прославление святых мучеников в воскресенье, 1 ноября 1981 года, в Знаменском соборе при Синодальной резиденции Первоиерарха РПЦЗ в Нью-Йорке.

Вынос гробов с останками В.К. Елисаветы Федоровны и инокини Варвары из усыпальницы храма св. Марии Магдалины. Иерусалим, 1 мая 1982Вынос гробов с останками В.К. Елисаветы Федоровны и инокини Варвары из усыпальницы храма св. Марии Магдалины. Иерусалим, 1 мая 1982

Перенесение мощей новомучениц В.К. Елисаветы и инокини Варвары  из крипты в храм св. Марии Магдалины. Иерусалим, 1 мая 1982

Перенесение мощей новомучениц В.К. Елисаветы и инокини Варвары  из крипты в храм св. Марии Магдалины. Иерусалим, 1 мая 1982

Перенесение мощей новомучениц В.К. Елисаветы и инокини Варвары  из крипты в храм св. Марии Магдалины. Иерусалим, 1 мая 1982

Перенесение мощей новомучениц В.К. Елисаветы и инокини Варвары  из крипты в храм св. Марии Магдалины. Иерусалим, 1 мая 1982

Начальнику РДМ в Иерусалиме архимандриту Антонию (Граббе) вместе с небольшой группой миссийской братии было поручено провести освидетельствование останков Алапаевских мучениц, почивавших в крипте под «Царским» храмом русской женской обители в Гефсимании. Они открыли мощи и – первым делом заметили благоухание, которое исходило от останков преподобномучениц, источавших благовонное миро. Архимандрит Антоний и братия совершили освидетельствование мощей обеих мучениц, сохранившихся в частично нетленном состоянии, и их омовение, а затем отделили правую руку преподобномученицы Елизаветы Федоровны и косточку от мощей инокини Варвары. Интересно, что после освидетельствования мощей начальник миссии связался с тогдашним Патриархом Иерусалимским Диодором, который, как только узнал, что в Гефсимании совершилось такое историческое событие, немедленно направился туда. Блаженнейший Патриарх приложился к мощам, осмотрел их и сказал, что Алапаевские мученики – это великие святые не только Русской, но и всей Православной Церкви. Он выразил надежду, что по ходатайствам этих святых совершится возрождение России и всей Русской Православной Церкви[9]С. Ган. Прославление новомучеников на Архиерейском Соборе Русской Зарубежной Церкви 1981 года – как это … Continue reading.

После прославления РПЦЗ великой княгини Елисаветы Феодоровны и её келейницы Варвары в лике святых 1 мая 1982 года, в день празднования Недели святых жен-мироносиц, их мощи были перенесены из крипты в храм и положены в раках у иконостаса.

4 ноября 1992 года новомученицы Елисавета и Варвара на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви (МП) также были прославлены в лике святых.

Примечания

Примечания
1Фомин С. Алапаевские мученики: убиты и забыты (часть 2). Там же
2Напара Д. Алапаевские Мученики в Пекине
3Архив Русской Духовной Мисcии, письмо Патриарха Иерусалимского Дамиана маркизе Виктории Милфорд-Хэвен, принцессе Баттенбергской, от 20 ноября 1920 г., из Иерусалима: Цит. по: Стегний П. С. 149
4Письмо А. А. Ширинского-Шихматова Н. Р. Селезневу от 23 января/5 февраля 1921 г. (Архив при фонде А. К. Глазунова в Мюнхене; далее — Архив Глазунова). Цит. по: Воронцов Н. Великая княгиня Елисавета Феодоровна. С. 38
5Екатерина Николаевна Струкова, урожденная Козлянинова, находилась при Елизавете Федоровне 10 лет. В окружении великой княгини ее звали Китти. Она была в свите великокняжеской четы, посетившей Иерусалим в 1888 году в связи с освящением храма Марии Магдалины. В 1905 году она вместе с Гадоном присутствовала на свидании Елизаветы Федоровны с Иваном Каляевым. Ее супруг, Николай Владимирович, также много лет бывший секретарем великой княгини, принимал деятельное участие в работе ИППО. К Виктории Федоровне Струковы присоединились в Италии, где жили в эмиграции
6Воронцов Н. Великая княгиня Елисавета Феодоровна. С. 39
7Воронцов Н. С. 39
8Стегний П. Там же С. 180
9С. Ган. Прославление новомучеников на Архиерейском Соборе Русской Зарубежной Церкви 1981 года – как это было. Выступление протоиерея Серафима Ганa во Владимирском храме-памятнике в Джексоне в воскресенье, 10 февраля 2019 г.