Автор: Владимир Николаев

 «Купола храма нашей святой Марии Магдалины заблестят новым золотом, когда с них снимут траур, когда возродится Россия». Игуменья Мария (Робинсон)

8 июля 2021 года исполняется 125 лет первой настоятельнице Святой Русской Гефсиманской женской общины (ныне-женского монастыря) Марии Магдалины в Святом Граде Иерусалиме Игумении Матушке Марии (Робинсон).Это была одна из выдающихся подвижниц Русского Зарубежья, основательница и первоначальница знаменитой Вифанской православной арабской школы в Иерусалиме. Матушка Мария (Робинсон) возглавляет по стажу правления олимп настоятельниц-игумений православных женских обителей на Святой Земле. 33 года она правила знаменитой Святой Русской Гефсиманией (Вифанией) в сане игумении. Никто из почивших и ныне живущих православных настоятельниц–игумений Святой Земли не может доселе преодолеть этот ее своеобразный «почтенный рекорд» игуменского правления. Не имея ни капли русской крови в своей национальности, Матушка Мария избрала для себя в жизни служение только Русской Православной Церкви, на Святой Иерусалимской Земле.

Матушка Мария, детстве Марион, родилась 8 июля 1896 года в г. Глазго в Шотландии. Ее мать была чистокровная шотландкой родом из помещичьей семьи. А отец – полуирландец, пресвитер Шотландской церкви, окончивший университет в Гейдельберге в Германии, и впоследствии написавший книгу о Христе под названием «Иисус Христос в новом освещении», в которой высказывал свое мнение о Воскресении Христовом, развивал личные мнения, считая Спасителя за духоносного человека. Появление этой книги повлекло за собой отлучение его от церкви, вскоре после чего он заболел туберкулезом и умер.

В то время одиннадцатилетняя Марион, будущая Матушка Игумения Мария, гостила у друзей и в ночь на 4 декабря во сне услышала голос, что ее отец при смерти. В испуге девочка проснулась и уже не смогла уснуть, а утром за ней приехали, чтобы отвезти домой, поскольку ночью скончался отец. С этого момента можно говорить о так называемой мистической одаренности Матушки Марии, которой она всюду так выделялась среди людей, которые ее окружали. В 17 лет Марион сама заболела туберкулезом и оказалась на излечении в санатории, где ей было видение Неопалимой Купины. Предчувствие будущих скорбей? У Марион Робинсон были два младших брата, которые умерли вскорости от болезней и меланхолии. Рано умерла также и любимая мать Марион. Она осталась вдвоем с родной сестрой, и твердо решила, что ранние смерти ее ближайших родных, указывают ей на необходимое служение Христу Богу и миссионерскому служению близкому.

Матушка Мария была крайне образована. Образование матушка получила в Шотландии, в женском колледже св. Леонарда, закончив его в 1914 году. Затем прошла полный двухгодичный курс сестер милосердия в Ливерпульском детском госпитале по специальности «детские заболевания и уход за больными детьми», по окончании которого в 1919году, она получила диплом с похвальным отзывом. После чего прошла полный пятилетний курс медицинского образования в Лондонском госпитале с 1919 по 1923 г.г. окончив его опять же с дипломом и с похвальным листом. И в довершение всего – учеба на факультете социальных наук при Белфордском университете в Лондоне с получением диплома в 1926 году. После чего она проработала 4 года на государственной службе, получила конфирмацию High Church в Лондонском соборе св. Павла от лондонского архиепископа и поступила послушницей в монашескую общину Христа Спасителя Исцеляющего. С группой священников и женских сотрудниц была послана на послушание в Индию, в город Пуна, в епархию архиепископа Бомбея, с благословения которого основала там молитвенный миссионерский центр – Дом для приходящих больных с целью духовной и физической помощи страждущим. Пострижение в монашество по чину Высшей Англиканской Церкви с пожизненными обетами и с именем Стеллы произошло 10 августа 1929 года.

На фото : Марион Робинсон в форме сестры милосердия 20-е г. 20 в.

В начале 1932 в одном из домиков Русской Гефсимании, основанной в 80-е годы 19 века, великим создателем Святой Русской Палестины отцом Антонином (Капустиным) поселились две англиканские монахини, шотландки по происхождению, Стелла Робинсон и Катрин Спрот, решившие посетить город по пути из миссионерской поездки в Индию. Пребывание в Святой Земле, общение с сестрой Валентиной и владыкой Архиепископом Анастасием (Грибановским) изменило их жизнь. Видя бедственное положение Русской Гефсимании и участка в Вифании они захотели помочь. Так началось бескорыстное сотрудничество инославных монахинь с Русской Духовной Миссией в Палестине. Обе шотландки, будучи родом из влиятельных семейств, заручились поддержкой английских властей в Палестине, что в значительной степени распространилось и на миссию. Власти, по мере возможностей, стали содействовать русским. Большую роль сыграло и то, что гефсиманский храм оказался усыпальницей внучки английской королевы Виктории, сестры последней русской царицы, Великой княгини Елисаветы Фeдоровны, на чем Стелла Робинсон сделала акцент в общении с британской администрацией. Деятельность по созданию православной обители сблизила англиканских монахинь с православными. Они стали посещать богослужения в храме Марии Магдалины, сестра Валентина (Цветкова) помогала им в изучении русского и церковнославянского языков. В сентября 1933 г. обе сестры присоединились к православию, при этом им возвратили имена, полученные в крещении – Мария (Марион) и Александра (Аликс). 

Вскоре, с благословения владыки Анастасия, в Вифании было основано общежитие. Возглавила общину сестра Мария. В августе 1934 года в храме св. Марии Магдалины, с. Мария была пострижена в монашество с сохранением своего имени. Через три месяца владыка Анастасий совершил постриг сестер Александры (Спрот) и Валентины (Цветковой), соответственно с именами Марфа и Варвара. В Гефсимании, по замыслу владыки Анастасия, сестры должны были заниматься внутренним деланием, подобно евангельской Марии, в Вифании же – служением ближнему, как Марфа. Монахиню Марию назначили заведующей русским гефсиманским участком в Иерусалиме и хранительницей усыпальницы Великой княгини Елисаветы Федоровны и инокини Варвары. В Гефсимании ей в помощь определили монахиню Варвару, в Вифании – монахиню Марфу. Так началась малая обшина. Осенью 1936 года, монахиня Мария была возведена в сан игумении с возложением наперсного креста с украшениями. Жизнь молодой обители во время начавшейся в 1939 г. Второй мировой войны была трудной, но благодаря матушке Марии, которая все причитавшееся ей наследство переводила на монастырь, а также поддержке родных монахини Марфы, материальная помощь не иссякала. Все это время игумения Мария искала возможность списаться с митрополитом Анастасием (отбывшим в Европу в 1935-м, а с 1936-го года возглавлявшим Синод РПЦЗ) – первое известие, через Красный Крест, придет от него только в 1944 году. Однако в Гефсимании продолжались церковные службы по уставу Русских Православных монастырей — под руководством архим. Серафима (Седова).

На фото: Матушка Игумения Мария со своей первой помощницей и соратницей сестрой Валентиной (Цветковой), будущей игуменией Варварой, настоятельницей Гефсиманской обители с 1969 по 1983 гг.

В 1948 году прекратился британский мандат в Палестине, в мае того же года началась арабо-израильская война, изменившая существующий порядок в регионе. Повсюду велись военные действия. Матушке Марии и мать Марфе, как британским подданным, неоднократно предлагалось вернуться на родину, но они наотрез отказались. Бросить сестер и величайшие святыни, мощи вел. княг. Елисавет Феодоровны и инокини Варвары, они не могли ни при каких обстоятельствах. И в том, что цельбоносные мощи великих алапаевских мучениц остались сохраненными до нынешних поколений, великая заслуга, в том числе, и Матушки Марии. Врата Вифании и Гефсимании открылись русским и арабским беженцам, которых было немало – в Русской Гефсимании заселены были даже пещеры. Службы в храме не прекращались. 

Война вызвала раздел Иерусалима и Палестины между новообразованным государством Израиль и Иорданией. К тому времени у Сталина появился стратегический интерес к странам Ближнего Востока, и советская администрация заявила о своих правах на церковное имущество царской России в Палестине. Правительство израильского государства, на чьей территории оказалось большинство земель, в свое время приобретенных архим. Антонином для Русской Духовной Миссии, все эти годы сохранявшихся измученными, лишенными родины русскими людьми, пошло навстречу пожеланиям СССР. Начались настойчивые попытки уговорить и правительство Трансиордании передать Москве русские участки. Давление оказывалось и через Иерусалимского патриарха, который пытался влиять на тогдашнего начальника РДМ, убежденного монархиста архим. Антония (Сенкевича). Несмотря на непреклонность иорданского королевского дома в этом вопросе, положение русских обителей на Елеоне и в Вифании было сложным.

На Елеоне, 1954 г., справа-налево: архим. Димитрий (Биакай), мон. София (Крылатова), игумения Тамара, архим. Антоний (Бартошевич), будущий архиеп. Женевский, епископ Женевский Леонтий (Бартошевич), Константин Студенцов, художник из Брюсселя, гефсиманская игумения Мария (Робинсон).

Игумения Мария опасалась за судьбу общины и вверенных ей гробниц с останками новомучениц Елисаветы и Варвары. Для обсуждения создавшегося положения она в сопровождении монахини Варвары отправилась в Лондон; оттуда наконец–то удалось поехать в Мюнхен к митрополиту Анастасию. Связь с руководством РПЦЗ восстановилась, вскоре на Святую Землю был прислан архимандрит Димитрий (Биакай), назначенный духовником Вифанской общины, а позже начальником Миссии. Вместе с ним прибыло и пополнение — группа сестер из Европы. Именно из Гефсиманской женской общины под руководством Матушки Марии, вышла и великая настоятельница Святого Русского Елеона матушка Игуменья Тамара (великая княжна императорской крови Татьяна Константиновна Романова-Багратион-Мухранская) 

С момента образования общины, «нижний» дом на участке Русской Гефсимании перестали сдавать в аренду – в нем разместили игуменскую, сестринские кельи и канцелярию. Чуть выше возвели еще одно здание с четырьмя большими кельями (ныне это гостиница), в которых тоже разместились сестры. Кроме того, сестры жили и в нижних помещениях под храмом.

После 1948 года материальное положение иерусалимских женских обителей, оставшихся под омофором Русской Зарубежной церкви, осложнилось тем, что они лишились части дохода, выручаемого прежде от сдаваемых в аренду русских построек – теперь они отошли государству Израиль. Средствами содержания общины в то время была помощь от Синода РПЦЗ, частные пожертвования паломников, а также заработок сестер иконописью, вышиванием, ткачеством, переводами и уроками. Основой же по-прежнему оставались личные средства игумении Марии и монахини Марфы. 

Гефсиманская, она же Вифанская обитель, продолжала свое благородное и богоугодное дело евангельских Марфы и Марии, а также Великой княгини Елисаветы Федоровны. Молодые образованные сестры – русские и арабки — вместе работали в монастырской школе по образованию арабских девочек, трудились на миссионерском поприще, защищая православие на Святой Земле, издавали миссионерский листок на арабском языке, который с благословения Блаженнейшего патриарха Тимофея рассылался по местным приходам и православным храмам других государств Ближнего Востока. Кроме того, вели обширную корреспонденцию с разными странами мира, совершали поездки религиозно-просветительского характера в православные селения Палестины, устанавливали контакты с местными приходами. В дни Страстной Седмицы и Пасхи Вифания принимала под свой кров и греческих паломников, с которыми поддерживалось дружеское общение и переписка.

В начале 50-х по благословению митрополита Илии в Ливане открылась женская монашеская обитель. Ее будущие насельницы больше года провели в Вифанской общине, приготовляясь к монашескому служению. Вифанская школа дала православному миру много благочестивых монахинь-арабок. Они рассеялись по всему свету: Чили, Аргентина, Франция, Англия, Греция. В Чили ими была основана монашеская община по подобию Вифанской – с детским приютом в память св. Иоанна Кронштадского, в Лондоне – Благовещенская обитель. И конечно, многие из них пополняли женские монастыри Елеонской горы. Ныне, Вифанская православная школа, курируемая Гефсиманским русским женским монастырем Марии Магдалины, одна из самых известных и авторитетных на всем Ближнем Востоке. Было бы справедливым, к 100-летию образования Русской Зарубежной Церкви и к 125-летию со дня рождения Матушки Игумении Марии (Робинсон) присвоить имя Игумении Марии этой великой, основанной святыми трудами Матушки, Вифанской школе.

Матушка Мария тихо почила о Господе 7 ноября 1969 года в возрасте 72 лет, и была с почетом погребена на территории руководимой ею 33 года Гефсиманской женской общины Марии Магдалины Русской Зарубежной Церкви. Ее честная могилка – одна из почитаемых святынь Гефсиманского монастыря.

На фото: Могилка Матушки Марии (Робинсон) в Святой Русской Гефсимании.

Имя Матушки Игуменьи Марии (Робинсон) золотыми буквами вписано в историю Русской Зарубежной Церкви и ее присутствию на Святой Иерусалимской Земле. Не русская совсем по крови, Матушка Мария обогатила именно Русское Зарубежное Православие великими трудами смиренного монашеского подвига — созидания, милосердия и сострадания. Вечная ей память!

Русская Православная Церковь Заграницей

 

Tags: , ,